gklimov (gklimov) wrote,
gklimov
gklimov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

The Market for "Lemons" или реинкарнация Распутина в образе Хирурга накануне 17-го года.

Считается, что для успеха корпорации, и особенно в период кризиса, важны не столько жесткие процедуры, как люди и их таланты. Только так в реалиях глобализации можно находить по-настоящему ценные идеи, которые приведут к успеху. Считает, что на короткий срок «имитаторы» и другие недобросовестные участники рынка могут победить истинных инноваторов, но в долгосрочной перспективе творцы всегда обходят подражателей. С этим трудно спорить, но так ли все просто на самом деле?

Несколько лет назад на конференциях по биотехнологиям был замечен министр нефти Саудовской Аравии. На удивление журналистов от его присутствия он ответил: «Вы знаете, каменный век в мире закончился не потому, что на земле закончились все камни».
Существуют глобальные законы мировых трансформаций, глобальные циклы разной амплитуды и периода, которые накладываются друг на друга, образуя все многообразие реальности. Не существует автоматически работающего рынка, особенно если у вас высокие транзакционные издержки и плохие институты.

Деформируют рынки, разрушая их устойчивость, например, еще и эффекты «дохода и замещения»— изменения структуры потребительского спроса в результате резкого изменения цен на тот или иной товар или услугу. Что мы недавно и наблюдали при резком падении нефтяных цен. Влияет на рынок и неравномерное распределение богатства. Автоматически рыночные равновесия легко не достигаются. Но главный драйвер и тормоз рынка, как ни покажется странным, это культура и психологическое состояние общества. Материальный мир потребления сильно зависит от идеального мира человеческих страстей.

Деловая культура напрямую зависит от общей культуры в стране. А если ее нет? Тогда транзакционные издержки становятся слишком высоки. Вы не можете договорится о сделке, так как ваш партнер недоговороспособен и находится в политических аллюзиях, а даже если договор заключили, то оказывается, что вам врали: товар не того качества, цены выше, сроки иные, а если вы все же получили прибыль, то ее у вас отобрали друзья губернатора или президента. Это обычная ситуация в развивающихся экономиках периферийных государств, реализующих догоняющий сценарий развития. Если такие транзакционные издержки и риски (силы трения) становятся слишком велики, то рынок замедляется и в один момент может совсем остановится. Примерно это мы наблюдаем в России и еще недавно наблюдали в Украине. Эти процессы особенно усилились в Восточной Европе начиная с 2011-2012 года.

Рыночная экономика - это довольно сложная система, которая имеет компоненты юридические, политические, культурные. Поэтому начиная реформы сначала надо дать себе ответ, чего мы хотим и для чего мы это делаем.
У скандинавов больше 60% доходов перераспределяется через налоговую систему. Они хотят общественных благ и готовы за это заплатить. Но при этом не надо забывать, что у скандинавов при высоких налогах режим администрирования бизнеса со стороны государства довольно дружелюбен. Даже высокие налоги бизнес не воспринимает как враждебные. И все потому государство направляет их на улучшение жизни, а не на то, чтобы мешать бизнесу. При этом есть страны с очень маленькими налогами, такие как Сингапур и США. И там тоже все работает. Это вопрос общей культуры. Чтобы экономика работала ее нужно настраивать вместе с другими сферами политики и культуры.

Пока в России будет такое телевидение, которое разжигает социальную ненависть и воспитывает изоляционизм, как это происходит сейчас, – дела в экономике будут только ухудшаться. Вы чего хотите-то? Главная ошибка россиян — это представление о том, что все очень просто. А в этом мире все очень сложно.

Джордж Акерлоф в своей работе «Рынок „лимонов“ (George A. Akerlof. The Market for "Lemons") исследовал рынок подержанных автомобилей. «Лимонами» в Америке называют подержанные автомобили с дефектами, которые продавцы пытаются «всучить» покупателем под видом доброкачественных. Джордж Акерлоф доказал, что если на рынке много «лимонов», то средняя цена товара имеет тенденцию снижаться даже для товаров с идеальным качеством. В предельных состояниях подобный рынок полностью исчезает.
В современной России подобные ситуации возникают на каждом шагу, миллионы раз в сутки надо решать нерешаемые проблемы: как найти сотрудника, а сотруднику найти работу? Где найти веб-мастера для разработки сайта, где купить качественный офис? Как найти партнера для эффективной рекламы, как осуществить модернизацию производства? Где хранить деньги, чтобы у вас их не украли? Куда вы не ткнетесь, то проще не делать, чем делать. Вероятность того, что вы наткнетесь на «симулятор» и вас просто обманут, слишком велика.

Чуть больше ста лет назад, в 1905 году, в России был принят закон о свободе совести. Из подполья вышли многие религиозные организации. И оказалось, что почти вся российская промышленность того времени была создана купцами, относящимися к тайной запрещенной старообрядческой русской православной церкви. Это Морозовы, Рябушинские, Демидовы и пр. Причина в том, что у них была особая деловая этика, построенная на честном слове. Слово промышленника было весомой гарантией. Это значительно снижало издержки.
Но все остальное тогдашнее общество Российской империи жило по другим «византийским» нравственным законам. Начавшаяся первая промышленная революция, как экономический базис, требовала изменений и улучшений, а политическая надстройка в лице институтов власти и официальной религии, де факто проводили политику консервирования архаики. Это привело в социальной революции 1917 года, гражданской войне, слому сословного общества.

Примерно эти же процессы мы наблюдаем через два цикла Кондратьева в преддверии 2017 года. Экономика, в которой происходит цифровая революция, требует изменения институтов, общей культуры, деловой этики, а российская власть, против здравого смысла, пытается нагнетать консервативные настроения. Так создается новая ситуация для социальной революции с той лишь разницей, что коллективным Распутиным становится клуб «кооператива Озеро» во главе с «Хирургом».
Сегодня в России, в отличие от развитых стран, почти все, в лучшем случае, говорят полуправду. В России власть, а следом и почти все люди, говорит правду только в исключительных случаях. Здесь лгут, судя по политикам, даже если нет никакой в этом необходимости. Это касается статистики, планов и намерений правительства, состояния демографии и инфраструктуры, даже семейного положения. Такая византийская культура. Можно ли в таком обществе заниматься рыночными реформами без изменения культурного кода? Конечно такие реформы обречены на провал. Так у нас запущен механизм отрицательной селекции.

Отрицательная селекция проявляется как в кадровом наполнении институтов бюрократии, так и выводе валютных капиталов в более надежные места на Западе, отъезде на ПМЖ за рубеж ученых, предпринимателей, деятелей культуры, деградации Российской академии Наук, распаде системы народного образования и здравоохранения. На всех уровнях худшее замещает лучшее. Все это следствие общего «хаоса мыслей», отсутствия понимания, что не бывает рыночной экономики в отрыве от общей культуры нации.

Поэтому возвращаясь к началу, можно сказать, что для успеха корпорации (а качестве которой можно рассматривать и все государство), и особенно в период кризиса, несомненно важны люди и их таланты - только так в реалиях глобализации можно находить по-настоящему ценные идеи, которые приведут к успеху. Но не менее важно формировать институты и общую культуру, которые бы не допускали «сваливание» в архаику и отрицательную селекцию.
Как это сделать? Это особый разговор.

Как одно из мероприятий по изменению ситуации может быть, например, такой экономический маневр.
Многие мои друзья настоящие демократы, они не хотят, чтобы в России продолжался разгул мракобесия в лице всяких там «хирургов» и прочих патриотов, «поливающих мочой экспонаты выставок». Разумные люди хотят разумной политики.
При этом свора дегенератов, которые становятся все агрессивней, нигде реально не работает, ничего не создает – они просто трутни, нахлебники. Но очень шумные. Они живут за счет трудового меньшинства. Создающее материальные и культурные ценности прогрессивное меньшинство не имеет рычагов влияния на ситуацию. Это несправедливо. Тот, кто с сошкой должен иметь больший вес, чем те, кто с ложкой.
Поэтому Россия должна переходить к селективным налогам. В Исландии, например, человек может заплатить налог на фундаментальную науку университету или отдать приходу местной церкви. В Германии есть церковный налог, когда люди выбирают конфессию. Селективные налоги могут быть самые разные. Например, может быть выбор: военные расходы, полиция, тюрьмы, медицина или школьное образование. Надо чтобы люди голосовали трудовой копейкой. Это единственная для России приемлемая форма для голосования. Тогда и голос человека, уплачивающего большие налоги, будет весомей голоса маргинала и тунеядца. Сейчас они равны. Это справедливо?

В России есть еще такой вопрос: понимают ли люди, что они платят налоги? Сегодня реально в России люди платят налоги 48 копеек с рубля. Вполне себе европейские налоги, выше, чем у американцев. Это в стране, где есть нефтяная рэнда!
А человек этого не знает, человек думает, что он платит 13%? И то не все это знают. А в реальности - 48%! И с нового года будет платить еще больше. Если человек не знает, что он платит налоги, он ничего и не ожидает, и ничего не требует от государства. У нас многие уверены, что государство им платит, а не только переопределяет налоги, собранные с населения. Должна быть обратная связь от налогов: заплатил — получил общественные блага. В России эта обратная связь не работает.

Поэтому нужна кардинальная реформа. Надо отдать все заработанные деньги людям, а не удерживать с них тайком в бухгалтериях, и дать им возможность самим платить налоги. Самим платить на те статьи на которые они считают правильным. Кто-то заплатит на поддержку детства и материнства, кто-то на дороги, кто-то на войну в Сирии. Это будет честный выбор народа. И тогда страна мало по малу начнет выходить из стопора.
И конечно просвещение.

Сегодняшнее состояние умов значительного процента российского населения может характеризовать сценка из Пьесы Александра Николаевича Островского «Гроза». Такие разговоры стали досужими на кухнях, социальных сетях и даже в стенах Государственной Думы:
«Феклуша. Это, матушка, враг-то из ненависти на нас, что жизнь такую праведную ведем. А я, милая девушка, не вздорная, за мной этого греха нет. Один грех за мной есть, точно; я сама знаю, что есть. Сладко поесть люблю. Ну так что ж! По немощи моей господь посылает.
Глаша. А ты, Феклуша, далеко ходила?
Феклуша. Нет, милая. Я, по своей немощи, далеко не ходила; а слыхать — много слыхала. Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных, а салтаны землей правят. В одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий, а в другой — салтан Махнут персидский; и суд творят они, милая девушка, надо всеми людьми, и что ни судят они, все неправильно, И не могут они, милая, ни одного дела рассудить праведно, такой уж им предел положен. У нас закон праведный, а у них, милая, неправедный; что по нашему закону так выходит, а по ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже все неправедные; так им, милая девушка, и в просьбах пишут: «Суди меня, судья неправедный!» А то есть еще земля, где все люди с песьими головами.
Глаша. Отчего ж так, с песьими?
Феклуша. За неверность. Пойду я, милая девушка, по купечеству поброжу: не будет ли чего на бедность. Прощай покудова!
Глаша. Прощай!»
С таким представлением народа о реальности может быть конкурентоспособным государство?

Таким образом можно констатировать, что нужен комплексный план. Государственные решения должны быть системными.

Геннадий Климов
Tags: the market for "lemons"
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments