October 2nd, 2015

Геннадий Климов

Мы взяли худшее от Чубайса, самой худшее от Глазьева и отправились на войну

Хотелось бы все-таки понять природу нынешнего кризиса в России. Пока мы в трудах нынешних записных экономистов ответа не видим. А пока нет диагноза болезни и лечение невозможно. Вот мы в Сирию пошли воевать. Мифологема, определяющая наши поступки, такова: против нас чинит происки заокеанский черный царь Обама. Он всевидящ и всемогущ. Наш белый вождь Путин ведет против него войну.

Это своеобразная лубочная картинка, которая хорошо воспринимается массовым сознанием простолюдинов. В рамках этой лубочной идеологии мы сдерживали Обаму в соседней Украине, организуя оборону на Донбассе, теперь послали войска в Сирию, чтобы сохранить у власти тамошнего племенного вождя Башар Асада.

Это такая мифологема. Но для практических целей нам нужно больше знать о реальности, о фактических причинах происходящего.

Если говорить о внешней политике и взаимоотношениях США и России, то все намного сложней, чем нам всем кажется. Это сложный религиозный вопрос, и мы его отложим для другой статьи. Скажу только, что противостояние между Россией и развитым миром будет нарастать. Безусловное культурное и технологическое доминирование Запада определяется тем, что они практически закончили эволюционный переход из Средневековья через колониальный империализм в новое состояние «глобального мира». Россия, начиная с 1917 года, уже почти сто лет повторяет этот же путь, тоже осуществляет этот переход. Только ихняя Французская революция случилась на 128 лет раньше нашей Октябрьской.

Начиная с 2012 года, в России мы наблюдаем кратковременный период «возврата в прошлое». Такой краткий период «реваншизма» всегда наблюдался во всех социальных трансформациях. В этом смысле ничего необычного в путинской России не происходит. Это такой закономерный этап социальной истории.

При этом весь остальной развитый мир уже находится в стадии завершения формирования технологической платформы «Единого мира»: фактически создана единая банковская система, всемирная связь, Интернет и СМИ, глобальные пассажирские авиационные линии, глобальные промышленные корпорации.
Создаются и единые для всего мира незыблемые моральные ценности. К таковым относится несомненно принцип сменяемости власти, свобода личности, правосудие и свобода слова. Не могу сказать, что это что-то новое. Все эти принципы были заложены в коды сознания просвещенных народов всей системой мировой культуры, базирующейся на четырех мировых религиях Единобожия.

Глобализация - это биосферный процесс. Это как всемирное оледенение – противодействовать ему можно, но только с ущербом для себя самого. Можно отморозить уши. Воевать с глобализацией – это все равно, что посвятить себя борьбе с ветряными мельницами.

Поэтому поход Путина вместе с отдельными вождями "варварских племен" когда-нибудь опишут литераторы и снимут 5D-фильмы. Это будет захватывающе интересно смотреть, как на войну индейцев против белых людей, но исход этой войны известен.

Что касается экономического кризиса в самой России, то он имеет несколько фундаментальных причин. Самая главная в том, что политическая идеологема, создаваемая официальной пропагандой Кремля, противоречит здравому смыслу. Нас призывают к импортозамещению, а объективно нашей экономике надо встраиваться в глобальные процессы мирового разделения труда.

Нам надо учиться конкурировать на глобальных рынках, а мы замыкаемся в национальной квартире, которая к тому же мала, чтобы иметь конкурентные производства и инжиниринг. 143 миллиона населения РФ – это не самодостаточный рынок. К тому же мы сами этот рынок сужаем. Недавно потеряли Украину с ее 40 миллионами славянского населения. Чтобы быть равным в мировой семье народов надо демонстрировать здравомыслие и миролюбие, а не брякать оружием. Сильным кажется не тот, кто громче «гавкает» на Америку, а кто эффективно отстаивает свои интересы.

Вторая причина кризиса кроется в либеральном экстремизме, который доминирует в российских правительственных кругах. Уже 30-лет единственным локомотивом развития считается приватизация национального имущества. Сначала двигателем экономики делали народную приватизацию по правилам созданным Чубайсом. Потом возникший класс буржуазии и бюрократии приватизировал землю, коммунальные системы и энергетику уже по серым схемам среди своих. Получили все отрицательные эффекты от этого, но недожавшись положительных, -  мы сменили идеологему.

На место экстремистского либерализма по Чубайчу пришли на смену не менее экстремистские взгляды национал-социалистов по Глазьеву. В результате правдами и неправдами отобрали большинство промышленных предприятий у первой волны приватизаторов и собрали их в гигантские Госкорпорации.
Таким образом, разрушили только-только возникшую конкуренцию, на порядок уменьшили количество центров деловой активности, но при этом ни одна из Госкопораций,- возможно кроме Росатома, - даже не попыталась стать заметной компанией в глобальной экономике. Я многих руководителей знаю, никто такой цели даже не ставит.

В результате мы взяли худшее от Чубайса и самой худшее от Глазьева. Как результат – кризис общественно политического уклада, созданного президентом Путиным.

Что делать дальше? На сегодня важно, как осенью 1941 года, - когда Гитлер стоял уже в Химках рядом с Кремлем, а некоторые политруки продолжали докладывать о выдающихся победах Красной Армии, - провести оценку реального положения.

А оно совсем в реальности не таково, как рассказывают вам «орущие персонажи с безумными лицами» по российскому телевидению. Заметили, что они там почти все такие? У нас на российском телевидении последнее время все орут. Это они от страха. Поэтому они там все как шаманы, произносят заклинания. А чтобы побеждать надо научиться не бояться смотреть реальности в глаза.

Геннадий Климов