August 5th, 2015

Геннадий Климов

Зачем нужно Кремлю сакральное сжигание продуктов?

Сегодня вызвонил очень влиятельный человек, интегрированный в команду президента Путина. Говорит, Геннадий, вырази хоть ты от нашего имени несогласие с уничтожением продуктов. Вот выражаю.

Даже преданных «путинцев» стало донимать первобытное язычество, которое обуяло власть в Москве. У нас миллионы бедных людей, беспризорников, дома престарелых, в которых пожилых людей кормят вместо сыра «российским пластилином», у нас же есть и разгромленный Донбасс. Зачем сжигать хорошую еду? У контрабандистов отобрали контрафакт и уже их наказали. Зачем жечь продукты? Когда таможенники перехватывают партии контрафактных телевизоров из же не сжигают?
Еще много людей, который помнят голодомор, который устроил кремлевский царь Иосиф Сталин, при котором от голода умерло несколько миллионов русских и украинцев. Еще живы некоторые, кто пережил блокаду Ленинграда. Для них сжигание продуктов, показатель того, что власть в Москве опять сошла с ума.

Сжигание продуктов это какое-то неосознанное языческое действо, сродни древним арийским обрядам принесения в жертву коней и людей. Мы таким образом жжем мосты? В нас пробуждаются первобытные арийские корни?

О склонности сегодняшнего Кремля к сакральным действам, которые вырываются из их коллективного первобытного бессознательного, мной еще была замечена в 2011 году, когда под Тверью сожгли 30000 здоровых животных из-за угрозы «свиной чумы». Тогда город Тверь весь погрузился в душную копоть и тьму от горячих туш животных. Умерло от этого дыма в Твери тогда много больных и пожилых людей. Но это никого не волновало. Главное жечь. При этом вокруг Твери много пушных зверохозяйств, владельцы которых просили продать им туши животных, на корм норок. Норкам самое еда. Не отдали. Тогда я подумал, что смысл этих костров не в антиэпидемиологических мероприятиях. Власти зачем-то стали нужны сакральные костры.

Как историк я знаю, что древние инстинкты с определенной цикличностью пробиваются даже через сотни лет в коллективное бессознательное и начинает управлять миллионами людей. Если нет Бога в голове, его место занимают древние рефлексы.

Решил проверить, когда на Руси последний раз горели жертвенные костры.
И оказывается ровно 510 лет назад, почти год в год, во времена московского царя Ивана III также жгли либеральных священников из партии реформаторов, которые сохранились в церковной истории под уничижительным именем «жидовствующие». Тогда сожгли в деревянных клетках в присутствии огромного количества жителей министра иностранных дел Федора Курицын, который настаивал на европейской интеграции, и его сторонников из духовенства.

Российское общество бы и сегодня с удовольствием рукоплескало кострам, если бы жгли либералов, вроде Макаревича, Гребенщикова, Маши Гайдар и прочих.
Но вроде средневековье миновало и это бы выглядело совсем по-варварски, поэтому жгут продукты. Такая реинкарнация древних арийских культов. Это, судя по всему, бессознательно воспринимается среди народных масс, как символическое сжигание на костре современных русских европейцев, либералов и прочих членов «пятой колонны».

Что вы хотите? Если вожди не ведут общество к свету, то оно неизбежно поворачивает во тьму.
Иван Третий умер 27 октября 1505.