January 4th, 2015

Геннадий Климов

Почему Запад конкурентоспособнее России?

Огромные усилия интеллектуального истеблишмента Запада, начиная с президента Рузвельта, были направлены в сферу идеологии, как инструмента повышения конкурентоспособности, и поиск гармонии между личными свободами, обеспечивающими раскрытие «народной самодеятельности», и общественной дисциплиной, и организованностью. Там, где такой баланс удалось найти, общество приобретало конкурентные черты, которые обеспечивали приток качественного населения и как следствие инновационное развитие. Это определяло бесспорные стратегические преимущества Запада перед Россией.

Эти процессы ускорялись благодаря технологической революции в области распространения информации: появления радио, телевидения и, наконец, Интернет. Этим завершился очередной этап глобализации мира. Тем временем стереотипы сознания людей в коммунистической и посткоммунистической России оставались неизменными, бесконечно устарелыми.
Правящий класс в России находился, да и сейчас находится, в состоянии «раскорячки», когда одна половина пребывает в иллюзиях примитивного либерализма, другая в иллюзиях пещерного коммунизма.

У нас последние 20 лет был либеральный монетаризм, а начиная с 2012 года мы постепенно поворачиваем оглобли назад… теперь у нас ренессанс убогого совка, переходящий в национал-социализм, то есть фазу фашизма обыкновенного.

Общественный строй при Путине впитал худшее от дикого капитализма и худшее от отсталого социализма.
А секрет успеха в умении сохранять лучшее, отметать худшее и соблюдать меру
Геннадий Климов

Предсказание наступающей эры фашизма

В 2006 году у меня состоялся разговор с главным хранителем каббалы, тайного учения евреев, Михаэлем Лайтманом. Он является членом неформального клуба «Совет мудрецов мира», куда входят Далай-лама, папа Римский и др. Наша беседа была устроена посредством телемоста Москва-Телявив, специально организованного по этому случаю. Телестудия в Москве была оборудована в каком-то подвале недалеко от площади «Трех вокзалов». Сопровождали меня туда два Андрея, два философа из Твери - Андрей Чернышев и Андрей Карасев. Последний был собственно и организатором этого телемоста. По большей части разговаривали только мы двое: я и похожий на божественного старца Михаэль Лайтман. Тогда он предупредил, что наступит скоро эра фашизма, и коснется она в том числе России. Он как бы предупреждал. Я не знал, что ему ответить, все это казалось в тот момент неправдоподобным. Но сложилось впечатление, что ради этого предупреждения и устраивалась эта встреча. Прошло больше семи лет. Чтобы понять то, о чем говорил Михаэль Лайтман.
Геннадий Климов

Нужен ли России свой Майдан? Или свое Вече?

Как был устроен Майдан в древности? Когда удавалось достичь гармонии между солнечной и лунной династиями, скифами и сарматами, ваннами и асами, существовал определенный обряд принятия решений. Остатки древних Майданов еще можно найти на Юго-востоке Украины. Это круглый шатер с двумя выходами на стадионы между трибун. Третий выход служебный для особого сословия жрецов. Это древний парламент. Украинский Майдан ничем не отличается по своей сути от Новгородского или Псковского средневекового Вече. Здесь назначались и снимались цари. Достаточно было вольным людям крикнуть «Любо!» или «Не любо» и вопрос был решен.

Своевременная революция – это как глоток свежего воздуха. Если она задержится, то дурной запах бесполезной и ленивой бюрократии окончательно отравит воздух – и все умрут!

Почему Россия проигрывает в психологической войне Западу? Это загадка. Все методы революций были созданы в начале ХХ века в России господами Владимиром Ульяновым и Антонио Грамши. Советский Союз довольно успешно применял их по всему миру, заставляя США и НАТО все время вести борьбу на собственной территории. Вспомните хотя бы знаменитые «Красные бригады», на борьбу с которыми ЦРУ тратило все силы. По сути «пролетарский интернационализм» Советского Союза был миссионерской идеологией привлекательной для всех народов. Несмотря на гнусности во внутренней жизни, во вне Кремль выглядел для миллионов иностранцев очень привлекательно, ибо его политика казалась нравственной и построенной на ценностях равенства, справедливости.

Это, конечно, не современная европейская христианская идеология (ибо в христианстве любовь выше справедливости и тем более выше равенства), но для широких народных масс коммунистические ценности вполне казались приемлемыми. Если бы не внутренние репрессии, то политику СССР вполне можно было бы сравнить с сегодняшней доктриной США One World, сформулированной «Трехсторонней комиссией».

Американцы развили теорию революций Ульянова (Ленина) в теорию оранжевых революций. И они ее успешно применяют в тех странах, где для этого созревают условия. Революцию невозможно осуществить в прогрессивном, умном, гуманном, нравственном обществе. Главные предпосылки для революции – это разгул клептократии (власти воров) и оглупление властных элит. Каждого из этих двух условий достаточно для революции, но когда эти два фактора совпадают (как на Украине), то победа революции неизбежна.

В принципе угроза революции лежит в самой природе цивилизованного общества. Революция — это своеобразная уборка в доме.

Современная власть в Кремле зачем-то не только отказалась от миссионерских идей всемирного интернационала, отдав инициативу США, но стала внедрять в общественное сознание какие-то нелепые нацистские идеи об исключительности русских, которые вызывают отторжение у всего прогрессивного человечества, в том числе у зарубежного большого русского мира.

Геннадий Климов